16 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

The Binding of Isaac — 17. Ева с нами, но так же больно (прохождение на русском)

Мамой клянусь: почему вам (не) надо играть в The Binding of Isaac

Исповедь Артема Комолятова — вместо рецензии на The Binding of Isaac: Rebirth.

Привет всем собравшимся. Меня зовут Артем, и я борюсь с зависимостью от The Binding of Isaac. Борюсь уже достаточно долгое время, и все пока вроде идет хорошо. Мое знакомство с этой мерзостью началось в 2011 году. Игра только вышла, большой популярностью еще не пользовалась. Прошлый проект Эдмунда Макмиллена, хардкорный платформер Super Meat Boy, мне понравился, так что я решил дать The Binding of Isaac шанс.

«А что, хорошая и милая игра, — подумал я. — Сложная и непонятная, но что-то в ней есть». С этого дня все пошло под откос. Я начал регулярно играть в The Binding of Isaac. Впервые убил Маму — чуть не обделался от радости. Думал, это конец, но после этого открылись два дополнительных уровня. Потом игра постоянно скармливала что-то новое, дразнила новыми предметами, боссами, персонажами… Короче, я основательно подсел.

Иногда проводил за ней до восьми часов в сутки. Умом понимал, что это не дело и что пора завязывать, но каждый раз перед выходом Айзек спрашивал: «Ты правда хочешь, чтобы я умер?». Я нажимал «Нет» и говорил себе: «Вот последний раз пробегу — и все». Брехня. Набегал 200 часов, выполнил все достижения, открыл все предметы. В главном меню появилась вот эта картинка Golden God — награда за потраченные на нее силы.

Казалось бы, после этого можно было успокоиться — стремиться больше некуда. Черта с два: остановиться я не мог. Советовал The Binding of Isaac всем своим знакомым и с выпученными глазами доказывал, что это нечто фантастическое. В большинстве случаев натыкался на недоумение. Ну и ладно.

В 2012-м вышло дополнение Wrath of the Lamb, и моя зависимость расцвела с новой силой. Я кинулся осваивать его, как одержимый. Спустя сотню часов в главном меню появился новый трофей — Platinum God — за завершение всех испытаний. Решил, что пора остановиться. Продержался два дня.

Когда счетчик убийств Мамы перевалил за 200, The Binding of Isaac встретила меня этой картинкой. Тогда я понял, что мне нужна помощь.

Вот уже почти два года я чист. Я снова играю в другие игры, вижусь с людьми, все хорошо. Я благодарен этому обществу за всю поддержку в преодолении этой болезни. Спасибо, огромное спасибо. Если бы не… Что? Вышел римейк, The Binding of Isaac: Rebirth? О боже.

Даже если отбросить в сторону эту драматизацию (честно — я не настолько безнадежен), факт остается фактом: на The Binding of Isaac у меня ушло катастрофическое количество времени. На моей памяти было всего четыре случая, когда я стремился убить на видеоигру абсолютно все свободные (и не очень) минуты. Это DOTA (как в виде карты для WarCraft 3, так и Dota 2 от Valve), World of WarCraft, Dark Souls и, собственно, The Binding of Isaac. Последняя несколько выбивается из ряда, не находите? Одна из величайших MOBA-игр современности, король платных MMORPG, неоднократно воспетый шедевр From Software и — сделанный на flash «рогалик» про ребенка, плачущего в подвале. Отбросьте предрассудки. The Binding of Isaac — великолепная игра. И вот лишь несколько причин, почему.

Это игра, в которой механика случайной генерации работает правильно. Есть много проектов, у которых в списке основных особенностей написано что-то вроде: «Огромное число комбинаций — каждый раз вы будете играть в новую игру!». В большинстве случаев оказывается, что на геймплей генератор случайных чисел влияет не так сильно, как это преподносят разработчики. Да, карту заучивать смысла нет, враги всегда разные попадаются, но в целом — это те же яйца, только в профиль. The Binding of Isaac использует несколько иной подход: в ней определенные константы сочетаются со случайностями, способными в корне изменить геймплей.

Уровни собираются из сотен комнат-заготовок, сделанных вручную. К каждому этапу (Подвал, Глубины, Матка, Собор и так далее) привязан определенный набор боссов и врагов — чем дальше заходите, тем сложнее противники и тем труднее становится игра. Все это образует основу, из-за которой The Binding of Isaac не разрушается под давлением тысяч переменных: особых предметов, карт, секретов, проклятий, брелоков, таблеток и много чего еще. Трофеи могут дать полет, кровавую рвоту, гигантские, но медленные слезы, бесконечные бомбы — все это по-своему меняет каждое конкретное прохождение The Binding of Isaac. В общей сложности в Rebirth-версии более 450 предметов — только представьте число всех возможных сочетаний, скажем, десяти из них.

И другие цифры

В The Binding of Isaac: Rebirth

•Свыше 50 боссов

•10 игровых персонажей

Это игра, которая учит адаптироваться и выжимать из сложившейся ситуации все до капли. The Binding of Isaac — довольно сложная игра. Айзек очень уязвим, монстров всегда много, основные ресурсы — бомбы, ключи, монеты — постоянно в дефиците. Чтобы продвигаться, иногда приходится рисковать — скажем, слить в донорский автомат почти все здоровье в надежде получить бесплатное исцеление и апгрейд. Иногда — наоборот: неизвестная пилюля может не только дать бонус к скорострельности, но и покалечить ребенка, а некоторые артефакты способны загубить удачное прохождение.

Читать еще:  Мнение - The Binding of Isaac

В таких условиях приходится постоянно думать и строить хитрые комбинации, чтобы получить из каждого уровня максимум всего. Даже после открытия прохода на следующий этап вы можете провести на текущем этаже немало времени. Отдать дьяволенку почти все здоровье, получить пропуск в комнату испытаний, сразиться с двумя боссами сразу, заработать мощный артефакт, выиграть в слот-машине несколько дополнительных ключей и бомб, случайно взорвать автомат, получить 99 монет, закупиться в магазине, тем самым облегчив свою участь на будущее — вот лишь примерный список дел. Вы вполне можете наплевать на все это и устремиться на следующий этап при первой возможности — вот только будете уже без денег, артефакта, бомб и ключей. В The Binding of Isaac действуют свои законы выживания, которые вам придется выучить и использовать в свою пользу.

Это чудовищно аддиктивная игра. Успешное прохождение The Binding of Isaac занимает в среднем 40 – 60 минут. Это сущее коварство: из-за сравнительно короткой продолжительности вы не замечаете хода времени. Чем больше вы времени вы проводите за The Binding of Isaac, тем больше контента она открывает. Учитывая, что каждое прохождение кардинально отличается от другого, вы не устаете от игры и попадаете в порочный круг. «Еще один разок — и все». Ага, конечно.

Это до невозможности жуткая игра. Свихнувшаяся на религиозной почве мать пытается принести в жертву собственное дитя. Спасаясь от нее, мальчик сбегает в подвал, постепенно спускаясь все глубже и глубже во тьму. Это завязка, которой The Binding of Isaac встречает игрока — будьте уверены, дальше будет во много раз хуже. Пауки-мутанты, жалящие мухи, призраки, бесформенные кучи плоти, обезглавленные дети, выпотрошенные дети, кишащие паразитами дети, плачущие кровавыми слезами головы детей — вот что видит в темноте до смерти перепуганный мальчик. Чем дальше вы заходите, тем четче понимание того, что все эти ужасы — галлюцинации отчаявшегося Айзека, который боится и смерть, и Бога, и Сатану, и родную мать, и собственных сверстников. Подвал переходит в древние катакомбы, могильные глубины, утробу поверженной матери, преисподнюю — Айзек постепенно сходит с ума у вас на глазах.

При этом The Binding of Isaac маскирует всю эту безысходность мультяшным стилем: монстры улыбаются нарисованными улыбками, корчат забавные гримасы, издают смешные звуки — и заливают пол алой кровью. Всадники апокалипсиса разъезжают на игрушечных лошадках и изрыгают паразитов. Мультяшный сатана предлагает продать душу за перевернутый крест. Диссонанс всей этой жути и обманчивой детской эстетики создает совершенно удивительный эффект. The Binding of Isaac — игра с поистине уникальным стилем.

Трудное детство

Эдмунд Макмиллен не особо афиширует этот факт, но The Binding of Isaac основана на воспоминаниях о его собственном детстве. Его родители много пили и употребляли наркотики, будучи при этом ярыми христианами. Легко представить, как это отразилось на ранних годах Макмиллена. «Родители постоянно кричали, что я попаду в ад за увлечение Dungeons & Dragons и Magic: The Gathering», — признался Эдмунд в одном из интервью. С ним жестоко обращались, били и пугали особо кровавыми эпизодами из Библии. Все это нашло отражение в The Binding of Isaac.

Честно говоря, я взялся писать эту колонку по одной причине: чтобы иметь законное оправдание играть в The Binding of Isaac: Rebirth на работе — мол, набираюсь впечатлений для статьи. Если этот факт и свыше шести тысяч рекомендаций в Steam не убедят вас хотя бы попробовать ее, то я умываю руки. Пойду проведу в подвале еще часов триста.

The Binding of Isaac: Rebirth

Близкие по духу

У вас напряженные отношения с родителями? Расскажите об этом Исааку. Его матушка, насмотревшись религиозных телепередач, решила принести свое чадо в жертву Всевышнему. Малец успел укрыться в подвале и обнаружил под домом целую сеть катакомб, плотно заселенных самыми отвратительными исчадиями ада. Спасение ждет многими этажами ниже, а помочь мальчику могут только слезы.

The Binding of Isaac противоречива, словно плод с библейского древа познания: одновременно порочна и притягательна, безысходна и забавна, омерзительна и мила. Ограничить себя в этом запретном удовольствии невозможно: исследование загаженных подземелий быстро превращается в противоестественную привычку, которую так тяжело отринуть и сложно объяснить даже себе самому.

Теперь Эдмунд Макмиллен и его коллеги из Nicalis вновь протягивают нам налитое яблочко, полное самых жутких страхов, горьких детских слез и волнующих идей. Ну а мы, как и прежде, не в силах от него отказаться.

Детский крестовый поход

Как и оригинал, Rebirth можно осилить и за двадцать минут. Вы изучаете комнату за комнатой, собираете бонусы, находите тайники и магазины, затем побеждаете босса и спускаетесь на новый круг ада. И так несколько раз, до встречи с маменькой. А может, и с самим Сатаной. Или с кем-то еще.

Но с первого раза у вас это точно не получится.

The Binding of Isaac сложная. Действительно сложная. Чем дальше, тем больше она походит на сумасшедший японский bullet hell, где вы лавируете между толпами врагов и тоннами импровизированных «пуль». А если вдруг умерли — начинайте сначала.

Тем не менее даже на новом уровне сложности, где у вас меньше аптечек, враги опаснее, а риск несоизмеримо выше, это и близко не Ketsui или, скажем, не Touhou на Lunatic. Прежде всего — из-за бесшабашной щедрости, с которой игра делится бонусами. Вы постоянно находите предметы, помогающие Исааку компенсировать тщедушность детского тельца, и это смещает акцент с игры в «увернись от всего» на умение подстроиться под ваши новые способности.

Читать еще:  Русификаторы для The Binding of Isaac

Одна вещица учит Исаака прыгать (наконец-то!), другая заставляет слезы (которыми мальчик «стреляет» в противников) взрываться и ранить всех вокруг. За пару сердец, символизирующих здоровье, дьявол наградит вас крыльями или заменит слезы на всепроникающий луч смерти. А вот на полу лежит пилюля с неизвестным эффектом — рискнете проглотить?

Стиль игры часто в корне меняется прямо посреди забега. Только что вы строчили слезами в разные стороны, а теперь один power-up лишил вас права стрелять, но взамен дал здоровенную управляемую слезу. И игра вдруг стала напоминать Brothers: клавишами управления вы командуете Исааком и уворачиваетесь от монстров, а кнопками стрельбы рулите слезой и, наоборот, пытаетесь настичь и задавить противников.

Всегда интересно наблюдать за превращениями, происходящими с Исааком, ведь под влиянием бонусов он каждый раз выглядит по-разному. Артефакты делают Исаака все безобразнее: он обрастает опухолями, обзаводится рогами или окровавленным оскалом, натягивает на голову мамин лифчик или. что-нибудь еще. Даже капельку жутко — Макмиллен ставит на нарисованной фигурке изуверские эксперименты, и это оборачивается комедийно-гротескным, но все же дьявольски зловещим body horror.

Цветы жизни

Прелесть The Binding of Isaac в ее полной непредсказуемости. Весь подвал, вместе с врагами и предметами, конструируется на лету. В одном забеге вы можете прийти к финишу в обличье полубога, испепеляющего всех взглядом, а в другом — не найти ничего дельного и помереть этаже эдак на третьем. Но, как правило, неизвестность только распаляет азарт.

Неудача — часть процесса. Проигрывайте, начинайте заново, проигрывайте опять. Каждый раз мы сталкиваемся с чем-то новым, поэтому останавливаться не хочется совершенно. А когда вы доберетесь все-таки до конца, все начнется опять — ведь тут еще чертова туча концовок.

В Rebirth добавили уйму новых врагов, боссов, вещей и секретов — а здесь для счастья больше ничего и не нужно. Даже опытные санитары подземелий почувствуют себя зелеными новичками, когда с восторгом наткнутся на очередной незнакомый бонус или монстра.

Косметический ремонт

Впрочем, главное в Rebirth — это переработанная техническая часть. The Binding of Isaac сделали на кособоком флэшевом движке, который, во-первых, на всем тормозил, а во-вторых, мешал реализовать многие важные вещи. Например, нельзя было прервать игру, чтобы позже продолжить с того же места. Теперь — можно.

Кроме того, векторный Flash мешал Макмиллену стилизовать «Исаака» под двумерные игры эпохи Mega Drive. Теперь — не мешает. Метаморфоза прошла чудесно: и в небольшом окошке, и на огромной плазме Rebirth смотрится очень. душевно. Консервативные игроки могут включить сглаживание спрайтов, но тогда игра уже будет выглядеть странно.

С музыкой все менее однозначно. Впечатляющие композиции Дэнни Барановски, под которые сердце обливалось кровью, а на душе скребли самые когтистые кошки на свете, теперь отдаленно узнаются лишь в нескольких аранжировках. Их сменили мелодии дуэта Ridiculon — тоже по-своему уместные, но совсем иные: тихие, вкрадчивые, зловещие. Какой из этих двух саундтреков больше к месту — вопрос деликатный, но привычка делает свое дело: частенько очень хочется услышать из динамиков то самое, старое, звучание.

ФАКТ: последняя работа Барановски — саундтрек к «ритм-рогалику» Crypt of the Necrodancer (находится в раннем доступе). Если соскучились по его музыке, советуем обратить внимание.

А вот локальный мультиплеер точно совсем не такой, какого ожидаешь. Вместо полноценного второго героя ваш напарник получает контроль над привидением, сопровождающим Исаака. Оно не может проходить через двери, подбирать предметы и ставить бомбы — только помогает огнем. Хотелось бы большего, хотя и не ясно, как что-либо иное вписалось бы в нынешнюю механику.

Зато Rebirth, в отличие от оригинала, работает даже на тостерах. С этого стоило бы начать, этим стоило бы закончить. Это — главное.

И даже беглого взгляда на Rebirth достаточно, чтобы увидеть ее родство с оригиналом. Фирменный стиль Макмиллена никуда не делся, монстры одновременно умопомрачительно милы и невероятно омерзительны, а депрессивная атмосфера мигом хватает за сердце. Обновление прошло на ура, вне всяких сомнений.

The Binding of Isaac — 17. Ева с нами, но так же больно (прохождение на русском)

В этой статье пойдет речь о персонажах ремейка The Binding of Issac — The Binding of Issac: Rebirth.

Оглавление

Персонажей в игре одиннадцать. Пятеро из них (Исаак, Магдалена, Каин, Иуда и . /Синий Малыш) — из оригинальной игры. Ева и Самсон были добавлены в последующих обновлениях. В Rebirth к этим семи персам добавили еще четырех (Азазеля, Лазаря, Эдема и Потерянного). У каждого персонажа на начало игры разные значения характеристик и артефакты.

Все они на самом деле — Исаак в разных формах. Магдалена, Каин, Иуда, Ева, Самсон, Лазарь и Эдем — просто переодетый Исаак, Азазель — его демонический образ, . /Синий Малыш — мертвый Исаак, а Потерянный — его душа.

Все отсылки к Библии в именах персонажей вполне очевидны, так что не буду заострять на них внимание.

Isaac (Исаак)

Исаак — главный (и единственный, на самом деле) персонаж игры. За него и придется играть изначально. На начало игры ничем особенным он не выделяется, но после прохождения . /Синим Малышом Собора у Исаака появляется начальный артефакт — D6, который позволяет сменить артефакт, лежащий на пьедестале в комнате.

Читать еще:  Resident Evil 2 "TMP из Resident Evil 4"

Открываемые предметы

Magdalene (Магдалена)

Магдалену можно открыть, собрав 7 красных сердец за один забег. Это просто Исаак в блондинистом парике. В отличие от Исаака, у Магдалены больше здоровье и удача, и наличествует артефакт, дающий красное сердце при использовании, что дает больше шансов на прохождение забега. Правда, она несущественно медленнее Исаака, но это легко исправляется во время забега целым рядом артефактов и ускоряющими пилюлями.

Открываемые предметы

Cain (Каин)

Каин открывается набором 55 монеток за один забег. Исаак, но с повязкой на левом глазу. Сильнее и быстрее Исаака, однако, здоровье и дальность полета слез у него поменьше. Хороший персонаж для шустрых игроков, которым неважно большое здоровье. К тому же, изначально у него есть артефакт, увеличивающий удачу и шанс выигрыша в игровых автоматах.

Открываемые предметы

Judas (Иуда)

Открывается убийством Сатаны. Исаак, но в феске. Даже сильнее Каина, но очень мало здоровья — всего одно красное сердце. Остальные характеристики как у Исаака. Имеет в качестве артефакта Книгу Белиала, повышающую дамаг еще больше длительностью в одну комнату, и три монетки.

Открываемые предметы

Если какой-либо персонаж умирает, имея артефакт Judas’ Shadow, то возрождается в качестве Темного Иуды, у которого почти те же характеристики, что и у Иуды, но урон повышается до 2, а скорость до 1.1

. /Синий Малыш

. можно открыть, убив Сердце Мамы десять раз. Мертвый Исаак. Уникален тем, что не может получать красные сердца, только серые или черные, что сильный недостаток, так как они встречаются реже. По характеристикам немного лучше Исаака. В качестве артефакта The Poop, позволяющий, ну, нагадить.

Открываемые предметы

Eve (Ева)

Ева открывается прохождением двух этажей без подбирания сердец. Исаак в другом парике и с дохлой птицей на башке. Здоровье и урон меньше, чем у Исаака, но при этом Ева обладает аж двумя артефактами, один из которых увеличивает урон и скорость, когда здоровье опускается до одного сердца, а другой после получения урона призывает птичку, что атакует врагов.

Открываемые предметы

Samson (Самсон)

Самсон открывается прохождением двух этажей без получения урона. Исаак в парике и с банданой. Интересен тем, что благодаря начальному артефакту Blood Lust его дамаг увеличивается с получением урона. Бывает выгодно пару раз напороться им на шипы, если выпало сердце, а у персонажа полное здоровье. Однако, усиление держится только один этаж.

Открываемые предметы

Azazel (Азазель)

Три сделки с дьяволом за один заход — и Азазель открыт. Он — демонический образ Исаака. Начинает с тремя черными сердцами, но, в отличие от . может получить и красные через артефакты. Вместо слез бьет неким лучом из пасти, очень сильным, но действующим на короткой дистанции. Ее практически нельзя увеличить — и соответствующие артефакты, и пилюли дают Азазелю очень слабую прибавку к дальности.

Впрочем, все же он остается самым читерским персонажем игры — летает с самого начала игры, а боссов на первых двух этажах выносит буквально с двух-трех залпов, даже будучи «пустым». На начало игры имеет абсолютно бесполезную карту таро «Fool», телепортирующую в начальную комнату этажа.

Открываемые предметы

Lazarus (Лазарь)

Лазарь открывается получением четырех серых/черных сердец за одну ходку. Исаак в парике (опять, да). Статы похуже Исааковских, зато имеет пилюлю и воскрешение. Воскресает он (или любой другой персонаж с артефактом Lazarus’ Rags) с гораздо более крутыми статами и артефактом Anemic.

Открываемые предметы

Eden (Эдем)

Эдема можно открыть прохождением Чрева. Им можно играть только при наличии жетонов Эдема, которые даются за убийство Сердца Мамы/Оно Живое. Это Исаак с рандомным париком — он меняется от захода к заходу. Очень рандомный персонаж — его статы базируются на Исааковских, но довольно сильно варьируются. Соответственно, и стиль игры за него всегда разный. Разблокируемые за него артефакты такие же рандомные, как и он сам.

Открываемые предметы

The Lost (Потерянный)

Самый изжопный персонаж во всех смыслах. Его тяжело открыть, им практически невозможно играть. Олицетворяет он блуждающую душу Исаака, а открывать его надо так:

  1. Умираем за Исаака от взрыва моба Multiboom на первом/втором этажах (сид XEQH N0EB — мультибум есть в комнате рядом с начальной, также рядом комната с шипами, чтобы снизить здоровье перед мультибумом)
  2. Умираем за Магдалену от собственной бомбы на третьем/четвертом этажах (тут все просто, но вот на всякий случай сид ALFA 0NTS — в комнате сокровищ артефакт, дающий бомбы)
  3. Умираем за Иуду от Мамы на шестом этаже (доходим до мамы как обычно, понижаем хп перед ней на кострах/шипах и убиваемся об ее удар ногой, который она обязательно делает в начале битвы).
  4. Убиваемся за Азазеля о Сатану. Лучше всего убиться о его вторую форму — в первой драка не с самим Сатаной, так что не засчитают. и не будет вероятности того, что умрете от моба, которых он призывает на третьей стадии.

Если умерли неправильно, сразу же после смерти, не дожидаясь предсмертной записки, жмите Esc, а затем держите R — заход перезапустится, а цепочка не собъется!


У этого персонажа нет сердец. То есть совсем. И их невозможно получить во время игры. Все артефакты, дающие сердца, абсолютно бесполезны для этого персонажа. Если на первом этаже в качестве награды за босса попался такой артефакт — смело перезапускайте заход. Отчасти смерть от одного тычка компенсируется полетом и бесплатными сделками с дьяволом, но только отчасти. Артефакт Dead Cat будет невероятно полезен, так как он дает девять жизней без какого-либо побочного эффекта для Потерянного. Любые предметы/артефакты, дающие неуязвимость или щит, незаменимы. Все артефакты, дающие статы/предметы за урон, Потерянному ни к чему.

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector